Премьера. Маузер

Премьера. Маузер

Сцена-Молот
Драма
16+
Пушкинская карта для спектакля Премьера. Маузер
1 час ; Антрактов: без антракта
Билетов нет
Музыкально-драматический спектакль по одноимённой пьесе Хайнера Мюллера

Подробное описание

«МАУЗЕР» 16+
Музыкально-драматический спектакль по одноимённой пьесе Хайнера Мюллера

...Ты дрался на фронтах Гражданской
Враг не нашел у тебя слабого места
Мы не знали за тобой слабостей
Теперь ты сам слабое место
Уязвимое для врага…

Пьеса «Маузер» Хайнера Мюллера – крупнейшего после Брехта немецкого драматурга, известного своими обращениями к сюжетам мировой литературы, отсылает к роману Шолохова «Тихий Дон» и, менее явно, к «Конармии» Бабеля. Революция и Гражданская война становятся лишь материалом, на котором драматург рассматривает трагедию человека.

Единым ритмизованным потоком в «Маузере» описывается особый судебный процесс, где, подобно античной драме, действуют Герой и Хор. Герой, который дрался «на фронтах Гражданской войны», убивал ради революции, сам оказывается осуждён той властью, которой служил. Но, как и все его жертвы, он тоже человек и хочет жить...

Музыкально-драматические спектакль «Маузер» – исповедь палача, история о вечной диалектике выбора и об истинной природе человеческой души, которая несовместима с насилием. Режиссёр Дмитрий Мульков: «Наш спектакль мрачный, пугающий, но дающий надежду. Он про способность к состраданию и милосердию, про то, что даёт человеку силы противостоять злу».

На сцене – минимализм, четкие линии, фактура металла, костюмы в духе 20-х, индустриальная и конструктивистская эстетика. В пространстве – особенная звуковая партитура, создаваемая в том числе актерами, играющими на авторских музыкальных инструментах, сделанных самим режиссером.

Премьера состоялась 23 февраля 2024 года
Продолжительность 1 час без антракта


Действующие лица

Постановщики

Режиссёр – Дмитрий Мульков
Художник – Анна Красоткина
Композитор – Андрей Платонов
Хореограф – Ульяна Букина
Художник по свету – Евгений Козин
Помощник режиссёра – Михаил Коняев 

Видео и аудио

Статьи и рецензии

ДЕЛО ЖИЗНИ — РАБОТА СМЕРТИ

Материал Алисы Фельдблюм для Петербургского театрального журнала

Отзывы зрителей

9
Кожаные тренчи, чёрные кресты, конвейер убийц и убиенных... Век чекистов, революции и людей пропитанных страхом и лозунгами. Сегодня ты палач, завтра жертва. Мы сидели в первом ряду. И герои пьесы стояли перед нами на коленях, в ожидании расстрела Наверное и это держало в жутком напряжении. Палач и осознание... Да правильно спектакль мрачный... Так мало слов, и много смысла.
Подробнее
Татьяна Николаева, зритель (г. Пермь)
Маузер, который меня не убил
Разобщение ведет к тревоге, тревога ведет к неприязни, неприязнь ведет к войне. А на войне теряется человечность.

Возможно это пытались донести создатели спектакля "Маузер", взяв за основу тяжелый, тягомотный и пессимистичный текст Х.Мюллера. Сам текст пьесы напоминает классическую античную пьесу, где есть герой( Анатолий Смоляков) с моральным выбором, внутренними переживаниями и экзистенциальным кризисом и хор(Александр Аверин, Никита Курицын, Михаил Меркушев, Петр Попович), представляющий собой рок судьбу и неотвратимость, есть ещё герой Олега Выходова, надзиратель, который в какой-то момент тоже попадает под машину революции, но, на наш взгляд, этого хорошего актера в спектакле очень мало. Из этого спектакля можно было сделать отличный моно спектакль Анатолия Смолякова, так как его энергетика настолько сильна, что перекрывает всех остальных участников на сцене.

Итак действие происходит не в античной Греции, а в России во времена революции(а если быть точнее то в Витебске), когда всё зависело от того, на чьей ты стороне. Надо сказать, этот вопрос и сейчас актуален, но он не должен заменять моральный выбор человека. В спектакле хор декларирует текст пьесы под гул деревянной доски, которая аккомпанирует конвееру смерти, одни убивают, другие умирают. Герой Смолякова не выдерживает этой мясорубки и отказывается от своей задачи, то есть становится человеком. Именно это является решающим фактором для его смерти от рук машины революции. Герой не признаёт своей ошибки и до последнего не хочет умирать за идею. В этом весь сюжет данной пьесы.

Что касается сценического воплощения, то всё очень мрачно, этот противный желтый свет( художник по свету Евгений Козин), если выбрать ассоциацию с тем временем, то это будет именно такой противный желтый свет под черным абажуром лампы, которой в течении всего спектакля тычут тебе в лицо. Помимо противного желтого света есть несколько белых лучей над крестами-вешалками( художник - Анна Красоткина). Надо сказать, атмосфера смерти в этом спектакле читается с первого взгляда зрителя на сцену. То же самое ощущалось в звуковом оформлении(композитор Андрей Платонов), тяжелый гул выстрелов, протяжная скрипучая симфония на телах поверженных, всё это отдавало такой мрачной гиперболизацией смерти и несвободы, что даже было скучно.

Спектакль — это всегда высказывание режиссера, его ощущение реальности, которое он пытается передать через текст, звук, свет и окружение. Что касается работы с актерами, было видно, что режиссер очень старался отрепетировать единство хора, но мало уделил внимания актерам старшего поколения, Смоляков временами казался потерянным на сцене, если бы не его талант, он бы вообще потерялся. Выходов появляется в начале и в конце, замечательный актер имеет пару реплик, что очень жаль. Думалось, что в какой-то момент герои поменяются местами и вроде как такой момент был, но он быстро прошел. Что касается задумки про то, что в какой-то момент расстреливающий задумается над тем, что он делает...
Да, режиссер оптимист. Особенно оптимистично выглядят в конце таблички последнего адреса на крестах- вешалках расстрельного отряда и главного героя, кто знает, тот знает, что это. Которые сначала прицепляют, а затем убирают. Казалось бы, такой простой жест, а сколько интерпретаций в голове рождается. И думаешь то ли это про настоящее, то ли про будущее с многочисленными мемориальными досками участникам некоторого сражения. Но надежда умирает последней, надежда создателей на то, что они верно донесли идею тоже. И надо ли было её доносить? Да и что это вообще было? Вот и получается, револьвер есть, а смерти нет.
Подробнее
Оля Зима, зритель (г. Пермь
Не то время и не то место! Повторно не пойду!
Исповедь палача. В начале и в конце спектакля мы видим в одном человеке колоссальные изменения. И понимаем, что машина, под названием «Революция» перемелет всех! И хороших и плохих.
Что из плюсов:
- визуально смотреть очень интересно. Все собрано в одну комфортную для глаз композицию. Тени, руки, образы…все в точку!
- Движение на сцене. Без заминок. Все четко.
Из минусов:
- мне было жаль актеров! Честно! Задумка режиссера-это задумка режиссера!!!
- На 25 минуте я словила себя на мысли, что я это не вынесу еще 35 минут.
- В целом тема очень неприятная! Возник вопрос: «Почему не ставят позитивные спектакли?»
Пожалуй все)
И еще! Нужно воспринимать Сцену молот, как площадку для экспериментов молодых режиссеров. Тогда не так больно)
Подробнее
Катерина Шугаюпова, зритель (г. Пермь)
Вряд ли это действие (скорее – действо), можно назвать спектаклем в привычном понимании. Что это, перформанс ? Или античная трагедия с Героем и хором? Героем, который был частью хора, но выпал из него – а коли так, то смерть, которую он нёс, становится неизбежной уже для него. Да, пожалуй, и то и другое.
Великолепный звуковой ряд! Индастриал (в martial изводе) тут гулкий, скрежещущий и шумный на уровне лучших образцов жанра (Поклон Андрею Платонову!). Звуковые петли, столь любимые в индастриале, закольцованы здесь и в сценическом действии. Всё повторяется: и вопросы и ответы. И рефрен – «Нужно слушать гул сражения». – Слышим…
Хорошо! Но почему «Маузер», когда Герой постоянно говорит, что к его руке привязан револьвер, (который в то время был, конечно, наганом)?
Подробнее
Олег Трушников, зритель (г. Пермь)
"Враг не нашел в тебе слабого места". И мне не хочется искать его в премьерном спектакле, однако ощущения никуда не деть, поэтому подключаю холодный разум и разбираю(сь).
Экспериментальная пьеса для экспериментальной сцены - идеальное сочетание. Трагедия человека, посвятившего жизнь большой идее - и ставшего вдруг врагом этой идеи, сломавшимся винтиком огромной машины - вечная животрепещущая тема. Молодая команда постановщиков (режиссёр Дмитрий Мульков, художник Анна Красоткина композитор Андрей Платонов, хореограф Ульяна Букина, художник по свету Евгений Козин, помощник режиссёра Михаил Коняев) - гарантия смелого (и ожидаемо даже дерзкого) решения. Мощные работы Анатолия Смолякова и Олега Выходова - страшное превращение палача в нормального человека (или возвращение к человечности через пробуждение совести?).

Всё есть: и круговорот жизней (два встречных круговых движения, напоминающих шестерёнки часов, перемалывающих время и людей), и медитативная цикличность текста (вводящая в транс), и глухой душный свет. Умом понимаешь: страшные вещи творятся в Витебске и на душе главного героя. Но почему сердцу не жутко? Почему не трясёт мелкой дрожью? Неужели пожалели нас, пощадили? И всё пройдёт и будет забыто, стерто, как таблички на могильных крестах?
Или привыкли наши сердца?
Подробнее
Светлана Чекулина, зритель (г. Пермь)
Коротко: меня укачало.
И мне было страшно.

Гражданская война - не самый радостный период в жизни любой страны. Фильмы и книги о гражданской войне России начала прошлого века оставили во мне тягостное и горькое недоумение: кто и почему допустил это? Была ли возможность избежать ее? И как предотвратить в будущем?

Нельзя сказать, чтобы я шла в Сцену-Молот на "Маузер" именно с этими вопросами, скорее - приблизиться к пониманию природы человеческого насилия.

При слове "Маузер" чаще всего мы вспоминаем "Левый марш" Маяковского:

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.

И эти жуткие оптимистичные строки звучали у меня в голове на протяжении спектакля, создавая какой-то кошмарный контраст в соединении действия на сцене и текста внутри.

Пьеса построена как диалог героя и хора, и их голоса, перекликаясь, сливаясь, споря, в какой-то момент превращают драматический спектакль в музыкальное произведение.
Повторение одних и тех же слов с разной интонацией и силой, то мерный речитатив, то громыхание, - создает эффект накатывающих огромных волн.

Очень специфические ощущения получает зритель – произносимый текст становится волной и музыкой.

В описаниях Гражданской войны упоминание волны - клише: «они были смыты волной революции» или «сгинули в волнах революции» и тп. При всей затертости это очень точное сравнение: трагические в массе своей события то накатывались на города и людей, то, схлынув, уносили с собой жизни, навсегда разделяя семьи.

В «Маузере» ритмически очень точно нагнетаются эти колебания. Начинаясь с текста, они переходят в движение и, в итоге, в бесконечный расстрел, где вчерашние палачи встают на колени, чтобы в свою очередь рухнуть убитыми.

Режиссер говорит «о вечной диалектике выбора и об истинной природе человеческой души, которая несовместима с насилием».
А я на протяжении спектакля думала, почему новое должно прийти только через смерть старого? Или даже так – почему через смерть?

Спектакль не дал ответа, а на выходе из зала каждый зритель получил в конверте послание. И я не знаю, истина ли это.
Спасибо постановщикам и актерам. Это было сильно.
Подробнее
Ольга Лабутина, зритель (г. Пермь)
Решила взять билеты в пермский Театр-Театр внезапно. За день до посещения. В большой зал свободных мест уже не было, вчера давали какой-то мюзикл. Попали лишь на экспериментальную постановку "Маузер. Исповедь палача" в малый зал. И я не жалею!

Спектакль шел всего час. Не затянут, не успел надоесть. Сюжет максимально простой - человек, которому "революция дала задание", не смог убить ни в чем не повинных людей, и сам стал врагом.

Особое внимание уделяется форме. Завораживает ритм, создающийся отскакивающим от зубов текстом, сплошь состоящим из революционных лозунгов, топотом каблуков, звуком выстрелов - "слушай гул сражения". В спектакле задействованы всего 6 актеров. Интересно, как они перевоплощаются в людей, снимая кожаные плащи и закрывающие лица кепки, и в бездушных роботов, "чьей рукой убивает революция", - надевая все это обратно. Очень интересная фишка - скрипки, встроенные в "окровавленные" человеческие тела (манекены), на которых играют палачи. Такова музыка революции. Браво, художник по декорациям!

Лейтмотивом проходит лозунг "Кто такой человек, мы сможем сказать только когда победит революция". В противовес этому стоящий на пороге смерти осужденный палач требует, чтобы ему ответили, кто такой Человек, прямо сейчас.

А кто же такой Человек? С чего начинается Человек? Автор оставляет "на подумать" эти вопросы зрителю. Кстати, при выходе из зала дают черные конверты. Получая его, как черную метку, чувствуешь такой саспенс. Словно тебе тоже пришло какое-то страшное задание от революции. Как будто спектакль немного выходит за пределы зала, и игра продолжается - это крутое решение!

Но, открывая его, видишь только интересные изречения Х. Мюллера, автора пьесы "Маузер".

Спасибо, Театр-Театр! Теперь, думаю, обязательно нужно посетить и мюзикл.
Подробнее
Елена Воротникова, зритель (г. Пермь)
Громкие аплодисменты команде, создавшей этот проект
Подробнее
Илья Ширяев, зритель (г. Пермь)
Очень «странное» произведение, мрачная антиутопия? я бы даже сказала страшное, но правдивое!
Жестокое время, машина под названием «Революция» ломает жизни обычных людей, людей, которые хотят жить…
Человек, который делал все ради правого дела, нес светлый образ в себе, оказывается осужден той властью, которой он отдавался полностью. И вот уже он преступник, стоит перед тем самым забором, готовиться к смерти!!! Человек сломался… машина живет…

«Я раздавал смерть в городе Витебске», « Я не хочу умирать...» строки до сих пор крутятся в голове…

Шикарный речитативный хор переплетается с отточенными движениями и ритмом, громкие звуки создают тот самый эффект, который уместен именно в этой постановке!
Подробнее
Надежда Останина, зритель (г. Пермь)
Оставить отзыв